Администрация
Спортивные школы
Календарь спортивных событий
Партнеры
Клуб
Спортивные объекты
Медиа-центр
Профессиональные клубы ЦСКА
Совет ветеранов
Виды спорта
Услуги
Контакты
Спорт в лицах
Спорт и армия
Официальная информация
  • Москва
  • Севастополь
  • Санкт-Петербург
  • Смоленск
  • Самара
  • Ростов-на-Дону
  • Геленджик
  • Хабаровск

Сергей Воронов: «Когда ты любишь свое дело по-настоящему, то неудачи тебя только подстегивают»

30.07.2019

Сергей Воронов: «Когда ты любишь свое дело по-настоящему, то неудачи тебя только подстегивают»

Серебряный призер командного чемпионата мира, призер чемпионатов Европы, бронзовый призёр финала Гран-при, серебряный призёр Универсиады, двукратный чемпион России Сергей Воронов рассказал Федерации фигурного катания на коньках России о том, каково было работать с Денисом Теном, как протекает работа над новыми программами и что помогло ему не сломаться после травмы.

– Сережа, мы беседуем в Алма-Ате, куда ты приехал на шоу памяти Дениса Тена. В прошлом сезоне Денис поставил тебе одну из программ. После трагедии, унесшей жизнь Дениса, как было катать этот номер?

 – Каждый раз, когда я вставал в начальную позу, то мысленно обращался к Денису: «Если ты меня слышишь, то, пожалуйста, хоть немного помоги», потому что ответственность сильно давила. Выходить на старт с такой программой – это не просто ее прокатать, а отдать дань уважения…

Как говорят, Бог забирает лучших. И Денис был лучшим из нас… Мне хочется верить, что когда-нибудь в другой жизни мы встретимся… Я в это верю…

 – Страшная трагедия… Все были потрясены случившемся. И столько фигуристов приехало на шоу, чтобы поддержать родителей Дениса, отдать дань памяти...

 – В прошлом сезоне Денис мне очень помог, когда согласился поставить программу. С его стороны это был широкий жест, и я его оценил. Работать с Денисом было очень интересно. Потому что многие ставят то, что им удобно, а у Дениса был к каждому персональный подход. Он слушал спортсмена и подталкивал его к тому, чтобы он сам в первую очередь объяснял, что он хочет, как это видит… Жаль, что наше сотрудничество продолжалось недолго… Если бы не трагедия, то я уверен, Денис раскрылся бы и как классный постановщик…

 – Сережа, давай поговорим о тебе. Прошлый сезон ты начал хорошо, занимал призовые места на этапах Гран-при, попал в финал, но перед чемпионатом России получил травму и не смог выступить в Саранске. Понятно, что травмы в спорте не редкость. Но когда все так удачно складывается и вдруг… Это стало для тебя ударом?

 – Это было форс-мажорное обстоятельство. Одна из обиднейших вещей в спорте, когда получаешь травму и не можешь из-за этого выступать. Остаешься дома, смотришь соревнования как зритель – для действующего спортсмена, поверьте, морально это очень тяжело.

Но прошло время, и знаете, слабых такие вещи ломают, а сильных делают сильнее. В моем случае я не опустил руки. И это хорошо. Сейчас я смотрю в будущее, не оглядываясь назад. Да, был сезон, классный сезон. Я рад, что получилось хорошо прокататься на этапах Гран-при, отобраться в финал. Тогда я даже подумал, что не получилось попасть на Олимпийские игры в Ванкувере, а сейчас, через 8 лет, пробился в финал. Значит, я умею добиваться своего.

 – Хорошо, что ты не опустил руки и не завершил карьеру. А думал об этом?

 – Слишком много думают об этом другие. Я же не слепой и не глухой. Скажу так: у каждого свой срок, свое желание, терпение и воля. Когда мы обсуждали этот вопрос с моей командой, то никто не замахал руками: «Ты что? Не вздумай!» И потом я на самом деле хочу кататься. Это мое личное желание. А когда ты любишь свое дело по-настоящему, то неудачи тебя только подстегивают. И это даже не неудачи, а испытания, которые бывают в жизни каждого, и либо ты преодолеваешь их, либо ломаешься.

 – Ну да, чемпионы не сразу начинают побеждать, а проходят определенный путь.

 – В спорте без характера делать нечего. Без характера ничего не бывает. Не бывает! Многих, к сожалению, непонимание этого и отсутствие характера ломает. Очень жаль. Потому что если бы некоторые спортсмены боролись, то представляете, какой бы была конкуренция! Она и так дикая за счет того, что молодые приходят. А так, сколько всего интересного еще могло произойти.

 – Согласна. Тем более, что сейчас в мире, например, в мужском одиночном катании, вместе с молодыми ребятами продолжают выступать и опытные фигуристы – Алексей Быченко, Михал Бржезина, другие…

 – И мы, как минимум, не усугубляем мировые турниры. Выступления опытных спортсменов – это реально интересно. Люди разных возрастных категорий – это, знаете, как в искусстве: эпоха античности, Возрождения и так далее… И нельзя сказать, что лучше, что хуже. Каждый находит свое...

Все спортсмены разные. Одни прыгают все четверные, другие не все. Но каждый должен стремиться к тому, чтобы на него было интересно смотреть. Это главное.

 – Ты выступаешь уже несколько лет, но соревновательный азарт не прошел?

 – Сколько бы лет спортсмен ни выступал, каждый его выход на старт – как в первый раз. Потому что на 100% никогда не знаешь, что будет. Никто не знает. Даже двукратный олимпийский чемпион Юдзуру Ханю, становясь в начальную позу, не уверен, каким получится прокат. Это состояние, адреналин, эмоции – все, что спортсмен испытывает перед и во время проката, очень сложно передать словами, если сам через это не прошел. Кому-то все это нравится, и тогда спортсмен продолжает. Кому-то не нравится, и тогда человек плюет и уходит из спорта… Я из тех людей, кто это любит. И что мне теперь с собой делать?

– В прошлом сезоне изменились правила: программы стали короче, шкала GOE увеличилась от -5 до +5; можно повторять только один четверной прыжок… Как ты оцениваешь эти новшества?

 – Начну с четверных. Я не обладаю всеми четверными, поэтому мне не «общитаться». У меня такой проблемы нет – я живу спокойно. То, что увеличили шкалу GOE – интересно. Больший гандикап. Сделал ошибку – соответственно, много потерял. Выполнил чисто – прилично получил. Но в этом и заключается составляющая спорта. То, что сократили программу – на мой взгляд, минус. Полет мысли, образность ужали в жесткие рамки. Но я играю по правилам, какие есть. Без сложностей и сложности тоже неинтересно. А мы живем в новое время, когда появляются новые элементы, все становится сложнее, круче. Мы не можем вернуться обратно к тройным прыжкам, когда никто не будет прыгать ни четверных, ни тройных акселей. Так что все идет своим чередом, и это правильно.

 – Если бы была такая возможность, что бы ты изменил в правилах?

 – Интересный вопрос. Наверное, я бы изменил систему второй оценки. Не делал бы отдельно «транзишн», «скетинг скиллс»… Сделал бы немного другие компоненты. И чтобы техническая оценка не влияла на восприятие программы в целом. То есть, чтобы вторая оценка не зависела от первой. Но, возможно, это абсурдные идеи.

 – Вовсе нет. Были идеи сделать две судейские бригады, где одна оценивала технику, а вторая – компоненты. А вообще, каким тебе видится развитие фигурного катания?

 – Сейчас я вижу, что фигурное катание движется к заоблачному уровню сложности. В плане образности, выразительности, артистизма, возможно, оно и потеряло, потому что ушло в сторону сложности.

– Не обидно, что ваши девочки прыгают больше четверных, чем мальчики?

 – Мне не обидно, потому что за свою жизнь я прыгнул много четверных. Наоборот, я очень рад за наших девочек – Аню Щербакову, Сашу Трусову, Алену Косторную, которая пробует тройной аксель. Я знаю, какой ценой все это достается и сколько вложено сил и здоровья. И я не испытываю зависти, потому что понимаю, какой это труд. Только лентяи и бездари могут испытывать зависть к таким спортсменам. Лично у меня результаты девчонок вызывают только уважение.

 – На твой взгляд, за счет чего девочкам удается выполнять такие сложные прыжки? Легче физически, потому что меньше весят, за счет крутки или что?

 – За счет того, что они очень много работают. Поверьте мне, это действительно так. Без работы ничего не бывает.

 – А, возможно, преодолен ментальный барьер?

 – Конечно. Стоит одному кому-то сделать, и за ним пойдут другие. Потому что ты выходишь на тренировку с мыслью: «Если у него получилось, то почему бы и мне не попробовать?» А если спортсменки еще и катаются в одной группе, каждый день видят, что делают подруги, то все ментальные барьеры исчезают очень быстро.

 – Девочки пробуют новые четверные, а что ты думаешь относительно перспектив четверного акселя у мальчиков?

 – Если кто-то уверен в своих силах, то почему нет. Я видел на тренировке, как его пробовал Киган Мессинг, Юдзуру Ханю работал над этим прыжком, но из-за травмы все приостановилось. Это интересно. Раньше тройной аксель считался элементом ультра-си. Он и сейчас является сложным прыжком. Четыре с половиной оборота – это уже другая история, тут на весь организм иная нагрузка. И если не столь удачное приземление, то цена ошибки во всех смыслах возрастает. Но четверной аксель – королевский прыжок, и он сильно поднимет спортсмена, который его сделает, над остальными.

 – Не хочешь попробовать? У тебя же хороший тройной аксель.

 – От четверного акселя воздержусь. Дело тут даже не в «физике». Если у опытного спортсмена хорошая физическая форма, то главное отличие от молодых, возможно, в более длительном восстановлении. Проблема в другом – в психологии, ментальности. В зрелом возрасте все делаешь более осознанно. И в этом есть как свои плюсы, так и минусы.

 – Но четверной ритбергер ты сделал.

 – Пока чисто на старте я его не сделал.

 – На тренировке.

 – Понимаете, говорить о том, что ты сделал или не сделал, можно только в том случае, если прыжок чисто получился на старте. Например, Ханю прыгнул четверной ритбергер на соревнованиях, и он имеет право об этом говорить. Про себя могу сказать, что пытался сделать четверной ритбергер, но пока не получилось. Удастся – тогда и скажу, что этот прыжок засчитан в протоколе, значит, он сделан. А снимать на видео свои прыжки и выкладывать то, что получается на тренировках – это несерьезно. Тренировки – одно, а соревнования – совсем другое. Клоунов и королей тренировок у нас много. Ведь в чем основное отличие спорта высших достижений? В том, что ты должен выйти на старт и сделать это в нужное время и в нужном месте. Когда ты на адреналине. И у тебя есть ровно одна попытка. И это цена медали...

 – Если я правильно поняла, разница между тренировками и соревнованиями состоит в преодолении психологического барьера перед стартом?

 – В преодолении страха. Давайте честно. Перед стартом переживают все. Но кто-то умеет брать себя в руки, кому-то это удается, а кому-то нет.

В этом, как ни странно, в этом и заключается притягательность большого спорта. Это такое состояние, из-за которого люди и не могут закончить спортивную карьеру. Перед стартом немного меняется даже психологическое состояние, как будто ты находишься в другом измерении. Где еще в жизни испытаешь подобное? Первый прыжок с парашютом? Езда на скоростном мотоцикле? Еще что-то? Но ко всему привыкаешь. Как к "наркотикам". А в спорте каждый старт – первый!

 – Как ты готовишься к выходу на старт?

 – Вспомнил ролик: тут все просто… Да нет особенного секрета или специальных манипуляций. Каждодневный каторжный труд – вот и весь ответ. На старте надо прежде всего не столько физически собраться, сколько включиться головой. Быть на своей волне, не расплескиваться, и тогда больше шансов на успех.

 – Какие-то ритуалы?

 – Листья не жгу, куклами не вожу... Я верю в работу, в материальные вещи. Что наработал, то и покажешь. Если не готов, то рассчитывать на чудо смешно.

Материал: Федерация фигурного катания на коньках России, Татьяна Фладе

Фото: РИА Новости / Владимир Песня

Участники
Воронов Сергей Евгеньевич
Призер чемпионатов Европы по фигурному катанию
ЦСКА в СМИ